Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Demidov Yaroslavl State University

Наш адрес: 150003, г. Ярославль, ул. Советская, д. 14
График работы с посетителями в отделах университета:
пн, вт, ср, чт: 9.00-12.00, 14.00-17.00,
пт: 9.00-12.00, 14.00-16.00.
Приемная комиссия: +7 (4852) 303210
Ректорат: +7 (4852) 797702
Факс: +7 (4852) 255787
e-mail: rectorat@uniyar.ac.ru

Роман Холодяков: "Зачем мне нужна математика?"

В детстве я думал, что я строитель. Мне нравилось из кубиков разных  размеров и форм  создавать прекрасные здания. Я трудился над этим часами, неустанно перекладывая, меняя  и  добавляя детали в поисках единственно верной, совершенной формы, когда все кубики  гармонично сливались в один величественный дворец или великолепный замок. В детстве я думал, что я строитель. Мне нравилось из кубиков разных  размеров и форм  создавать прекрасные здания. Я трудился над этим часами, неустанно перекладывая, меняя  и  добавляя детали в поисках единственно верной, совершенной формы, когда все кубики  гармонично сливались в один величественный дворец или великолепный замок.

Когда я стал постарше, я увлёкся музыкой. Красивая мелодия рождалась из единственно  верного сочетания нот. Любое чувство точно выражалось гармоничным сочетанием звуков.  Я заболел гармонией. Я искал и находил её всюду: в пленительной скромности родных  пейзажей, в полотнах старых мастеров, в душевной щедрости моих родителей. Гармония  переполняла меня. Ей нужен был выход. Я стал поэтом. Игра со словами завораживала меня. Я чувствовал совершенство краткой поэтической строки. Я часами сидел над тетрадкой, подбирая единственно верное слово, оттачивая фразу до лаконизма формулы. Я поверил в гармонию и совершенство мира, ощутив музыкальную правильность стиха и великолепную точность поэтической речи.

Но взросление и учёба в школе как-то невзначай разрушили мои детские замки и уничтожили поэтический романтизм. Чем старше я становился, тем отчётливее ощущал диссонанс в людях и их отношениях, наблюдал хаос в истории, обществе и искусстве. Для меня нелогичны и необъяснимы были многие поступки одноклассников и решения правительства, последовательность изложения нового материала на уроке и направления развития той или иной отрасли хозяйства. Я терялся в бесконечном хаосе. Я пытался отыскать логику в бессмысленном, уловить внутреннюю связь разнородных событий и представить их в форме последовательности, системы.  Я увлёкся дедуктивными методами, и отдушиной для меня стала математика. Я отдавался ей сполна, как самый пылкий влюблённый. Я изучал логику её выводов и построений. Я чувствовал её утончённую стройность и вселенскую полноту. Я был покорён абсолютной отвлечённостью её гениальной мысли и сражён роскошной щедростью её практических задач. Я увидел, что в мировой истории только математика развивалась ровно и поступательно, вне зависимости  от  воли  и  вкусов  людей,  невзирая  на  войны,  революции  и  политические  ситуации. Я почувствовал, что только математики обладают совершенным незамутнённым разумом настоящих великих учёных. Я понял, что все мои детские  увлечения  кубиками,  музыкой и поэзией  тоже были математикой в её чистом абсолютном проявлении, что это они привели меня к Пифагору и Евклиду, Франсуа Виету и Джону Неперу, Пьеру Ферма и Готфриду Лейбницу, Леонарду Эйлеру и прочим многочисленным рыцарям великой математической науки. Я мечтал об одном: сегодня же, сейчас же встать с ними в один ряд. Мне было только 14 лет, вся моя жизнь была впереди, и без математики я её себе не мыслил. Я пошёл в единственную математическую школу моего города, и вот незадача! Оказалось, что учеников там набирают только после 7 класса, а я уже закончил 8-ой класс той английской школы, куда меня в детстве определили родители. Я умолял дать мне шанс, но что они могли? Учащиеся математической школы уже год отучились, по углублённой программе изучая алгебру и геометрию. Мой ровный, аналитически выверенный путь в математику завёл меня в тупик. Но я не мог просто так отказаться от самой красивой и верной мечты и, купив все необходимые учебники, засел за самостоятельные занятия тем курсом математики, что уже прошли ученики 33-ей школы. Я занимался с утра до вечера все летние каникулы, я не ел и не спал, я разбирал теорию и сотнями решал уравнения и задачи, и я успел. К началу учебного года я был готов пополнить ряды математической школы. И вновь пришёл туда. Мне не поверили, но позволили сдать экзамен. И я его сдал!..

Большинству моих друзей школу, как и мне, выбрали родители. По личным  предпочтениям, по месту жительства, по модному профилю. Свою  математическую школу я  выбрал себе сам. Можно даже сказать, что меня сюда привела судьба. И я очень счастлив. Я учусь в ней первый год и занимаюсь тем, что для меня не просто нужно, важно, интересно, перспективно, но что мне доставляет ни с чем несравнимое высочайшее удовольствие. Здесь я  впервые  понял,  насколько  легче  общаться  и  находить  общий  язык  с  людьми, имеющими элементарные навыки математического анализа, насколько мне симпатичны люди с аналитическим складом ума. Эта школа только внешне похожа на обычную школу, внутри же, благодаря математике, всё пронизано  какой-то  правильностью,  чёткостью,  гармонией. Это касается и отношений между учениками и учителями, и отношением их всех к предметам исследования, и разумной логичности выводов, и точности, определённости планов. Я здесь с первых шагов стал  своим, родным, естественно влившись в круг себе подобных. Меня удивили мои новые школьные друзья. Занимаясь  иностранными  языками  в  прежней  спецшколе,  мы  много  зубрили,  заучивали  наизусть и думали, что развиваем память. Здесь практически нет зубрёжки, но в результате постоянного напряжённого, вдумчивого мышления школьники успевают хорошо не только по точным дисциплинам, но и по всем гуманитарным и естественнонаучным  предметам  значительно превосходят трудолюбивых лингвистов; да и в любой внеклассной деятельности они проявляют себя не в пример слаженней, толковей и результативней.

Так зачем мне нужна математика? Для понимания моей глубинной, нерасторжимой внутренней связи с нашим миром, выраженной точным, ясным и лаконичным языком, который позволяет мне не только легко общаться в кругу себе подобных, но и находить скрытый порядок и  жёсткую логику во всём, что меня окружает. Математика мне нужна для познания разума и совершенства Вселенной. Мне вообще кажется, что первым величайшим математиком был Бог, только он творил не по формулам и графикам, а по своему Божественному вдохновению из мрака и хаоса создал удивительно гармоничную Вселенную, предоставив нам великолепную возможность: всю жизнь разгадывать её загадки. Наверно, об этом же думал Платон, сказав, что «изучение математики приближает нас к бессмертным богам»…Ещё математика мне крайне необходима как моя естественная среда обитания, ставшая моей любовью и вдохновением. Я постоянно пытаюсь отыскать то новые способы решения сложнейших задач, то новые доказательства известных теорем. Мне никогда не были нужны ни компьютерные игры, ни сборники кроссвордов в дорогу. Над одной задачей я готов биться неделями и месяцами, даже во сне постоянно прокручивая в мозгу её исходные данные и пытаясь отыскать её самый логичный  красивый и простой ответ. И когда школьникам задают традиционный вопрос про одну книгу, которую можно взять с собой на необитаемый остров, я первый поднимаю руку и неизменно говорю: «Проблемы Давида Гильберта» или «Семь задач тысячелетия», - поскольку любой из этих брошюр мне точно хватит на всю жизнь, потому что я как никто понимаю нашего российского математика Григория Перельмана, отказавшегося от положенной  ему премии за решение гипотезы Пуанкаре. Ведь математика необходима  мне для величайшего умственного наслаждения, которое я испытываю каждый раз, когда нахожу самый очевидный отточенный и строгий ответ задачи. А коль только с математикой я так совершенно и бесконечно счастлив, зачем мне всё иное?..

Роман Холодяков,
9-4 класс, школа № 33 г. Ярославль

Возврат к списку