Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Demidov Yaroslavl State University

Наш адрес: 150003, г. Ярославль, ул. Советская, д. 14
График работы с посетителями в отделах университета:
пн, вт, ср, чт: 9.00-12.00, 14.00-17.00,
пт: 9.00-12.00, 14.00-16.00.
Приемная комиссия: 
г. Ярославль, ул.Кирова, 8/10
+7 (4852) 303210, +7 (4852) 788533.
Ректорат: +7 (4852) 797702
Факс: +7 (4852) 255787
e-mail: rectorat@uniyar.ac.ru

Воспоминания Демидовцев


Яков Порфирьевич Докучаев - История советского атомного проекта

21 августа 1949 г. мне было приказано срочно отбыть в Москву по вызову Бороды (так называли И.В. Курчатова). 22 августа в Главке Игорь Васильевич кратко пояснил, что в ближайшие дни будет произведено испытание изделия №1 (термин "атомная бомба" тогда не употреблялся). Требуются квалифицированные измерения альфа-активности на фоне большой бета- и гамма-активности.

С комбината Б.Г. Музрукова по спецсвязи затребовали один экземпляр моего прибора.

24 августа двумя самолетами типа "Дуглас" я вместе с сотрудниками Радиевого института (всего около 20 человек) был доставлен на аэродром, обслуживающий Семипалатинский полигон. С аэродрома прибыли в гостиничный городок на берегу реки Иртыш. Это несколько одноэтажных домиков и столовая. На самом высоком левом берегу Иртыша - двухэтажный коттедж для Игоря Васильевича и членов правительственной делегации.

Для испытания "Изделия" была выбрана площадка (эпицентр) на расстоянии 60 км юго-западнее городка. Расстояние от эпицентра до Семипалатинска было 150 -160 км.

Испытательный полигон первого "Изделия" в Семипалатинской области (площадь всего полигона 5200 км2; "Изделие" было испытано в центре полигона)
Испытательный полигон первого "Изделия" в Семипалатинской области (площадь всего полигона 5200 км2; "Изделие" было испытано в центре полигона)

25 августа все научные сотрудники РИАНа приступили к подготовке своих приборов и методик.

Свою радиометрическую установку для измерения активности на высоком фоне альфа- и бета-активности я собрал и прокалибровал в тот же день. Игорь Васильевич накануне испытания "Изделия" был очень строг, не улыбался, был сосредоточен. Мы пытались разгадать по характеру поведения, что думает Борода об успехе и последствиях предстоящего исторического эксперимента.

Однако, без сомнения, чувствовалось, что вся схема взаимозависимости работает нормально, согласованно, по строго установленному графику, с уверенностью в успехе.

28 августа Игорь Васильевич и его помощники (А.П. Виноградов, Б.А. Никитин) проверили готовность всего комплекса радиохимических и радиометрических приборов для исследования проб, которые уже завтра поступят на анализ.

Поздно вечером 28 августа полковник по режиму очень осторожно оповестил каждого, допущенного по списку Игоря Васильевича на наблюдательный пункт НП-2 испытательного полигона. Мне посчастливилось быть участником наблюдений и исследований уникального события. Я был самым молодым в этой группе НП-2: мне было 28 лет.

Нам сообщили, что час "Ч" испытания "Изделия" по графику был установлен в 06.00 местного времени 29 августа.

Мы прибыли на НП-2 в 05 ч. 30 минут.

Примерная схема расположения командного (КП-1) наблюдательного (НП-2) пунктов, "Изделия", танков "КВ" и городка испытателей
Примерная схема расположения командного (КП-1) наблюдательного (НП-2) пунктов, "Изделия", танков "КВ" и городка испытателей

Основной командный пункт (КП-1) располагался севернее эпицентра на расстоянии 7 км. Это был хорошо защищенный от световой вспышки и ударной волны каземат с двумя комнатами. Там были сосредоточены все приборы управления регистрации результатов испытания, узел оповещения по внутренней громкой связи. На КП-1 находились: Л.П. Берия, генерал госбезопасности Осетров, А.П. Завенягин. И.В. Курчатов, М.Г. Первухин, Ю.Б. Харитон, К.И. Щепкин. Г.Н. Флеров, Д.С. Переверзев (секретарь Курчатова).

Наблюдательный пункт НП-2 был расположен южнее эпицентра на расстоянии 10 км. Здесь был сооружен небольшой блиндаж с перископом. В эпицентре располагалась стальная башня высотой 30 метров с "Изделием" наверху. Вблизи эпицентра находились два кирпичных трехэтажных здания (800 метров от эпицентра). Службы исследователей разместили подопытных животных, машины, механизмы и различные сооружения.

На расстоянии 10 км от эпицентра располагались два тяжелых танка "КВ" с дозиметрическими приборами. В одном из танков находился заместитель министра здравоохранения СССР по радиационной безопасности А.И. Бурназян. Этот танк должен был пройти через эпицентр через 30 мин после взрыва (рис. 2).

Рисунок 2. Примерная схема расположения командного (КП-1) наблюдательного (НП-2) пунктов, "Изделия", танков "КВ" и городка испытателей

На НП-2 нас было 8 человек: А.П. Виноградов (1895-1975 гг.), в день испытания член-корреспондент АН СССР; Б.А. Никитин (1906-1952 гг.), в день испытания член-корреспондент АН СССР; Я.П. Зельдович (1914-1987 гг.), в день испытания доктор физико-математических наук, главный теоретик "Изделия №1"; М.Г. Мещеряков (1910 -1994 гг.), в день испытания доктор физико-математических наук. В 1946 г. он присутствовал при испытании США двух атомных бомб в Тихом океане на атолле Бикини (одно в атмосфере и одно подводное); Я.П. Докучаев (р.1920 г.), в день испытания начальник группы радиометрических методов контроля технологического процесса на заводе "Б"; Н.Л. Духов (1904-1964 г.), в день испытания генерал-майор инженерно-технической службы, Герой Социалистического Труда, заместитель Ю.Б. Харитона, главный конструктор "Изделия №1". Во время войны он был главным конструктором тяжелых танков "КВ".

Примерно в 06.00 часов с КП-1 сообщили, что час "Ч" переносится на 07.00 .

Солнце взошло в 05.30, но было пасмурно и облачно, накрапывал мелкий дождь.

В 06.10 с КП-1 объявили, что время "Ч" переносится на 06.30.

По измерениям потоков быстрых нейтронов, выполненных Г.Н. Флеровым, оказалось, что фон нейтронов медленно нарастает. "Изделие" может преждевременно нагреться, а это опасно для сопряжения деталей. Слушаем команды готовности.

Осталось 20 минут. Все внимание сосредоточено на стальной башне. Однако на расстоянии 10 км видимость недостаточная. В этом сооружении сконцентрирован труд сотен тысяч людей, которые трудились днем и ночью в течение четырех лет.

Стоимость этой квинтэссенции труда оценивалась в два миллиарда рублей в ценах 1949 г., когда доллар стоил 90 копеек.

Осталось 10 минут. Глубокие вздохи, напряженное ожидание.

Готовность - 1 минута. Надели темные очки и ожидаем. В дальнейшем сигналы готовности передавались через каждые 10 секунд.

Наконец, раздалась команда - "Ч"!

Через темные очки я увидел яркое белое пламя (шар), по цвету подобное электросварке. Продолжительность яркого свечения - несколько секунд.

Картина взрыва РДС-1 (фото из книги "Создание первой советской Ядерной бомбы")
Картина взрыва РДС-1 (фото из книги "Создание первой советской Ядерной бомбы")

Теперь, через 50 лет, я очень сожалею, что момент вспышки наблюдал через темные очки, а не прямым зрением (хотя это было опасно, но все-таки...). Сняв очки, я продолжал наблюдение до 20-й секунды после "Ч". К этому времени яркое свечение белого пламени-шара уже исчезло. У поверхности земли образовалась вытянутая полусфера пыли и пепла диаметром около 400 метров серого цвета. Вверх от эпицентра взметнулся столб пыли и пепла серо-черного цвета (рис. 3).

Через 20 секунд после "Ч" мы залегли за земляным валом. Через 30 секунд после вспышки издали раздался сильный громоподобный удар. Но непосредственного давления воздушных слоев на организм не ощущалось.

В разрывах облаков появилось солнце. Мгновенно надел очки и посмотрел на солнце. Яркость вспышки была сопоставима с яркостью солнца. В 06.30 было уже светло, (солнце взошло в 05.30) и дополнительное освещение на расстоянии 10 километров за счет вспышки не наблюдалось.

Во время Великой Отечественной войны мне приходилось слышать (ощущать) грохот взрывов различной мощности обычного тротила, от 1 до 2000 кг. Но то, что произошло на полигоне, ощущал впервые. Выделявшаяся энергия была настолько велика, что взрывные волны длительное время отражались между землей, облаками и сопками семипалатинской пустыни. Сначала основной удар - затем гул, продолжавшийся 10 -15 секунд.

Взрыв был настоящий ядерный! Проблема ядерной бомбы имплозивного типа была решена успешно!

Прошла взрывная волна. Все встали, но несколько секунд находились в состоянии какого-то гипноза. Вот она - Победа!!! Но воспринять ее мгновенно было свыше всяких человеческих возможностей. Я помню, примерно так произошло, когда внезапно по радио 9 мая 1945 г. объявили об окончании войны и поздравили с Великой Победой.

Первым вышел из оцепенения генерал-майор Николай Духов. "Да здравствует товарищ Сталин! Ура!!!" - громко произнес он. Вслед за ним проявились признаки радости у других очевидцев и начались взаимные поздравления.

Н.Л. Духов продолжал: "Записать всех, кто здесь присутствует, для Истории!"

А между тем, столб пыли и пепла над эпицентром продолжал подниматься все выше и выше.

Первое впечатление - выпустили из бутылки ужасного, злого "джинна". Бог знает, когда теперь удастся его укротить и возвратить обратно в бутылку, и будет ли это сделано когда-нибудь? Сколько несчастий и смертей принесет проблема этого "джинна" земной цивилизации! Уже к 29 августа 1949 г. людей погибло много. А что будет в будущем времени?

Второе впечатление - столб пыли и пепла был слишком черным. Он вырвался из вытянутой полусферы взрывных газов через несколько секунд после "Ч" с большой скоростью (около 5 м/сек), постепенно замедляясь. Вследствие сопротивления атмосферы верхняя часть столба испытывала завихрения. Так образовалась лохматая, очень черная шапка ("гриб"), которая с высотой постепенно нарастала и расширялась.

Серо-черный столб и "гриб" достигли облаков примерно за 5 минут. Столб всасывал в себя газы и пыль из вытянутой полусферы, которая при этом истощалась и оседала. Под действием ветра столб и "гриб" постепенно отклонялись по направлению ветра на северо-запад. После того, как столб и "гриб" достигли облаков, облака почернели. К этому времени вытянутая полусфера на поверхности земли исчезла (истощилась, осела). Теперь столб и "гриб" имели только две точки опоры: эпицентр и дождевое облако.

Это состояние оказалось неустойчивым. Примерно на полувысоте столба появился перегиб, и затем разрыв. Нижняя половина столба, медленно падая, смещалась на северо-запад по направлению ветра. Верхняя половина "гриба" втянулась (всосалась) в облако и продолжала "путешествовать" по воле ветров верхних слоев атмосферы.

Вскоре облачность над полигоном начала рассеиваться. Появилось солнце, и я еще раз через темные очки посмотрел на дневное светило. Повидимому, яркость вспышки была на уровне яркости солнца.

Примерно через 2 часа после "Ч" все облака растаяли от горизонта до горизонта. Стало жарко, душно, ветрено.

Примерно в 09.00 на НП-2 прибыл И.В. Курчатов на машине "Победа". Краткое поздравление Игорю Васильевичу от всех нас выразил Борис Александрович Никитин: "Это явление не земное, а космическое!".

К моему удивлению, Игорь Васильевич не улыбался, был очень озабочен и чем-то недоволен.

На поздравление Б.А. Никитина он не ответил и поспешно пригласил М.Г. Мещерякова в блиндаж на краткое совещание в отсутствие свидетелей. Совещание продолжалось около 20 минут, после чего Игорь Васильевич быстрой походкой вышел из блиндажа и уехал.

В 10.00 мы покинули НП-2 и отбыли на места расположения лабораторий для продолжения работы по графику.

В районе городка исследователи также наблюдали момент "Ч". Они сообщили, что общий вид вспышки и "гриба" на горизонте был хорошо виден.

Ударная волна не ощущалась, но был слышен отдаленный гул взрыва через 3 минуты после вспышки (60 км по прямой).

В конце дня 29 августа Игорь Васильевич направил группу дозиметристов для обследования местности по направлению радиоактивного столба и по направлению движения облаков, унесших с собой вершину "гриба". Все службы и лаборатории приступили к обработке результатов испытания, оценке мощности и КПД.

Биологи начали исследовать своих подопытных животных.

Приступили к отбору проб для анализа. Наиболее представительные пробы в эпицентре отбирали исследователи нашей группы в порядке очередности по графику.

Большое количество проб было отобрано и отправлено для исследования в различные институты СССР. Однако основные параметры были получены в период с 29 августа по 3 сентября непосредственно на полигоне.

30 августа, в соответствии с графиком, я вместе с кандидатом физико-математических наук Н.А.Власовым,кандидатомфизико-математических наук Г.Н. Горшковым участвовал в отборе проб из эпицентра.

Наше снаряжение состояло из комбинезона, противогаза, резиновых перчаток, маленького металлического совка, брезентового мешочка для отбора проб, солдатских ботинок и чулок, солдатского нательного белья. Переодевались в полевой палатке-санпропускнике.

На "козлике" быстро достигли эпицентра и без разговоров приступили к отбору больших и малых проб. Всю работу по отбору проб выполнили за 5-7 минут.

Н.А. Власов имел стрелочный дозиметр. На окраине эпицентра дозиметр показывал 50000 микрорентген в секунду. В эпицентре дозиметр "зашкалил".

Отобранные пробы поместили в "козлик" подальше от водителя, и он на максимальной скорости помчался в лабораторные помещения на берегу Иртыша.

Мы выходили из зоны эпицентра быстрым шагом, но не бежали. Вышли за пределы спекания песка (300 метров от эпицентра), сняли противогазы и спокойно направились в палатку санпропускника. В общей сложности в эпицентре и зоне спекания песка мы находились примерно 15 минут, получив суммарную дозу облучения 50 рентген (может быть, и больше).

В противогазе было трудно обозревать местность, и доза поторапливала. Но даже при беглом взгляде было ясно, что:

- стальная башня испарилась полностью. После времени "Ч" прошло около 30 часов. Расплавленный песок в эпицентре растрескался. Много мелких и крупных кусков застывшего расплава;

- в эпицентре поверхность вдавлена. Она окаймлена выброшенными из эпицентра кусками застывшего расплава. Диаметр окаймлявшего кратер вала около 5 метров. О первоначальной глубине воронки трудно судить - очень много застывшего мусора.

Вдавленную поверхность эпицентра можно приближенно сравнить с мелкой тарелкой с пологими краями. Это совершенно не похоже на

кратеры от взрывов бомб или снарядов, когда образуются воронки с относительно крутыми краями.

Здесь же произошло взаимодействие очень горячей сферически-симметричной воздушной волны с поверхностью песчаного грунта. Получилась "тарелочка" с плоскими краями, заполненная "мусором".

Мы оценили, что диаметр "тарелочки" - 5 метров, глубина - 0,5 метра.

Небогатый растительный покров семипалатинской полупустыни был уничтожен в радиусе 250 м (зона спекания песка).

Попытаюсь объективно описать мое психологическое состояние после окончания отбора проб.

Было ощущение легкого опьянения, ослабление чувства опасности, ложная "храбрость". В санпропускнике дозиметристы дважды возвращали меня под душ для удаления следов радиоактивного загрязнения. Появилось головокружение и понижение чувствительности зрения к дневному освещению. Мне показалось, что уже наступает вечер (сумерки), а солнце еще находилось высоко над горизонтом. Возвратившись в городок на берег Иртыша, поел в столовой, но ощущал приступы тошноты. Искупался в Иртыше, поспал 2-3 часа. Только через 5-6 часов после пробоотбора я увидел, что действительно наступает вечер: солнце клонилось к горизонту. Чувствительность зрения полностью восстановилась.

К исходу дня 30 августа был подведен предварительный итог, который показал, что испытание "Изделия №1" прошло успешно.

Игорь Васильевич стряхнул с себя тяжесть психологической перегрузки. Теперь, как и прежде, можно было видеть его улыбающимся. С монополией США было покончено. Мы выиграли запас пространства и времени для последующей более эффективной работы.

Мы продолжали работать 1 и 2 сентября. Неожиданно 3 сентября из Москвы поступила команда, чтобы все исследователи покинули район полигона и отбыли к местам своей постоянной работы.

Мы так и поступили. С нас взяли подписку "о неразглашении". Так мы молчали много-много лет. Большинства участников испытания уже нет, они ушли из жизни.

Официальное правительственное сообщение о наличии в СССР ядерного оружия появилось в газете "Правда", № 268 (11375) только 25 сентября 1949 г.

Возврат к списку