Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Demidov Yaroslavl State University

Наш адрес: 150003, г. Ярославль, ул. Советская, д. 14
График работы с посетителями в отделах университета:
пн, вт, ср, чт: 9.00-12.00, 14.00-17.00,
пт: 9.00-12.00, 14.00-16.00.
Приемная комиссия: +7 (4852) 303210
Ректорат: +7 (4852) 797702
Факс: +7 (4852) 255787
e-mail: rectorat@uniyar.ac.ru

Обзорная зоологическая экскурсия для школьников

На биостанции обитает 156 видов наземных позвоночных животных, из которых 115 видов составляют птицы, 31 – млекопитающие, 7 – земноводные и 3 – пресмыкающиеся. Точное количество видов беспозвоночных животных подсчитать очень сложно. Вероятно, можно говорить о нескольких тысячах видов, большая часть которых приходится на насекомых и нематод.

Поскольку территория биостанции занята в основном лесами различного типа, то и среди животных преобладают лесные виды. Каждому типу лесной растительности будет соответствовать специфический набор видов животных. Однако расположение биостанции на берегу реки Улейма обогащает её фауну видами околоводного комплекса. Реже всего  здесь можно встретить зверей птиц и насекомых, характерных для открытых пространств, так как лишь вдоль побережья тянется узкая прерывистая полоса луговой растительности. Как правило, жители полей и лугов посещают территорию биостанции эпизодически, во время кочевок в поисках корма или в периоды сезонных миграций. Рассмотрим сообщества животных, формирующиеся в различных биотопах.

Сосновый лес

Разреженная растительность сосняков, скудный травяной и кустарниковый ярус оставляют позвоночным животным небольшое количество мест для укрытий, кормления и постройки жилищ. Но внимательный наблюдатель обнаружит здесь многих животных или следы их пребывания. Несомненно, в первую очередь можно услышать голоса птиц. Из воробьинообразных певчих птиц наиболее часто встречаются  зяблик, пеночка трещотка, мухоловка серая, конёк лесной, иволга обыкновенная, дрозд рябинник. Большая часть этих видов птиц устраивают свои гнёзда на деревьях, в развилках стволов и ветвей, на сломах пней. А вот пеночки и лесные коньки прячут гнёзда на земле, например, в черничнике, в основании кустика или под пушистой травяной кочкой. Самые приметные – гнёзда рябинников. Эти птицы селятся разреженными колониями, в случае опасности дружно атакуют противника, а потому не очень стараются прятать свои массивные постройки. Иногда можно встретить в сосняке и редкого родича рябинников – дрозда- дерябу. Он немного крупнее рябинников, но ведёт себя тихо и скромно, узнать его можно по голосу – сухому громкому треску. Этот вид дроздов в области редок и занесён в областную Красную книгу.  В высоких кронах сосен часто можно услышать разнообразные высокие голоса синиц. Наиболее распространены большая синица и пухляк, которые попадаются в любом лесу. А вот хохлатые синицы более редки и предпочитают селиться именно в сосняке. Иначе их называют «гренадерками» за торчащие на голове перья, напоминающие украшения на головных уборах гренадеров.

 Гнездятся в сосняке и врановые птицы: серая ворона и обыкновенная сойка, но шумные и заметные в иное время, у гнёзд эти птицы ведут себя столь тихо и осторожно, что об их присутствии сложно догадаться. Высокие стройные сосны с гладкими стволами без нижних веток выбираются  сойками и воронами в качестве мест гнездования как наиболее безопасные: редко какой хищник сможет вскарабкаться на такое дерево к гнезду, а сам он будет хорошо заметен в  разреженном древостое. Только с появлением лётных птенцов врановые птицы дают себя обнаружить и рассмотреть, но в это время они предпочитают откочевывать к берегу реки, к деревням и обочинам дорог, где больше пропитания для молодежи. Кстати, именно с деятельностью соек связано появление большого количества молодых дубков в подросте соснового леса биостанции. Эта птица одна из немногих делает запасы на зиму: рассовывает по щелочкам или закапывает в подстилку орехи, желуди. Не все запасы потом находятся и съедаются, часть остается и прорастает. Интересно, что на биостанции пока нет плодоносящих взрослых дубов. Сойки, видимо, приносят желуди из соседних деревень, где есть несколько старых дубов. Это один из примеров зоохории – распространения животными семян.

  Обычными обитателями сосняка являются дятлы. Чаще всего попадается на глаза большой пёстрый дятел. Гнездовые дупла в твердой древесине сосны он строит редко, предпочитая более мягкие породы: осину и берёзу. Но кормятся в сосняке большие пёстрые дятлы постоянно, о чём говорят многочисленные подолбы на сухих стволах и пнях сосен. Часто встречаются и «кузницы» с кучами расклёванных дятлами сосновых шишек. Прилетают в сосновый лес и более крупные черные дятлы, оставляя после себя очищенные от коры сухие стволы и подолбы в виде глубоких, тянущихся вдоль ствола желобов. А самый редкий из дятлообразных птиц посетитель сосняков – трёхпалый дятел. Выводок этих редких охраняемых птиц можно наблюдать в июле, когда вылетевшие из гнезда птенцы ещё держатся вместе, перекликаясь друг с другом. Тогда их легко обнаружить на высоких стволах сосен.

Среди птичьего населения соснового леса есть и хищники. Быстрой тенью мелькнёт среди ветвей перепелятник, и притихнут, затаятся все мелкие пернатые жители сосен. Реже появляется более крупный ястреб-тетеревятник в поисках своей добычи. А в сумерках над сосняком разносится тонкий протяжный свист – это дают о себе знать птенцы ушастой совы, проголодавшиеся за день. Их родители бесшумно скользят между стволов. Добычей  ушастой совы может стать и зазевавшаяся птаха, но гораздо чаще в когтях сов оказываются грызуны: лесные мыши, рыжие и серые полевки.

Млекопитающие попадаются на глаза гораздо реже птиц, и встречи с ними можно считать счастливым случаем. Об их присутствии чаще приходится судить по следам жизнедеятельности. На старой заросшей дороге или на опушке часто можно увидеть, что верхний слой почвы словно перепахан: в нём прослеживаются длинные борозды, с которых дерн отвален в сторону. Это следы питания кабанов. Разрывая почву своими пятачками, кабаны добираются до корневищ растений, червей, толстых личинок майских жуков. Часто попадаются и разрытые кабанами муравейники. Порои кабанов остаются заметными в течение длительного времени, ведь тонкие песчаные почвы сосняков легко уязвимы и восстанавливаются крайне медленно. Зато на таких участках легче прорастают семена деревьев и кустарников, которым бывает сложно пробиться через покров мхов и кустарничков на ненарушенных участках. Заходят на данную территорию кабаны обычно весной и в начале лета, а затем откочевывают в более глухие места. Зимой же они предпочитают малоснежные поля, держатся у специальных кормовых площадок, а добыть корм в лесу им сложно.

Следы пребывания лосей, наоборот, относятся в основном к зимнему периоду. Часто попадается зимний помёт лося и молодые ивы и рябинки с обгрызенной корой. Кора и ветки  – единственный зимний корм лосей. Весной и летом они предпочитают небольшие лесные болотца, зарастающие поля, перелески и мелколесья. В таких светлых разреженных сосняках лосю и неуютно – далеко его видно, да и сочных трав и молодых зелёных веток (летнего корма лося) здесь мало. Время от времени летом здесь появляются только молодые особи, не имеющие еще постоянного участка и потому часто забредающие в разные неподходящие места, вплоть до городских парков.

Иногда высоко среди крон сосны можно обнаружить шарообразную постройку из плотно сплетённых веток – беличье зимнее гнездо, или гайно. Конечно, если есть подходящее дупло, белка более охотно поселится в нем, но при недостатке дупел устраиваются и такие открытые гнёзда. От птичьего гнезда оно отличается шарообразной, а не чашеобразной формой и боковым входом. Изнутри гнездовая камера бывает хорошо утеплена мхом и пухом. Нередко на глаза попадаются и сами белки, особенно молодые особи, которым свойственны любопытство и неосторожность. А вот погрызенные белками сосновые шишки встречаются не часто, видимо, при выборе между сосной и елью, белки отдают предпочтение последней, и при урожае ели все беличьи столовые приходятся на территории ельников.

Самые неприметные, но самые многочисленные из млекопитающих – это жители почвы и лесной подстилки: грызуны и мелкие насекомоядные. Всем хорошо известны кротовины – кучки взрыхленной земли, которые выбрасывает крот при строительстве своих глубоких нор. Крот может встречаться в любых биотопах, где есть подходящие для рытья нор почвы. Рыхлые сухие песчанистые почвы сосняка вполне удобны для жизни этих насекомоядных, но почвенных беспозвоночных, особенно червей, здесь не очень много, поэтому численность крота в сухих сосняках не велика. Более мелкий родственник крота – обыкновенная бурозубка не строит нор, а передвигается в рыхлой подстилке, использует естественные полости или чужие норы. Эти зверьки также водятся в некотором количестве в сосновых лесах. Об их присутствии проще всего узнать по тонкому пронзительному писку, доносящемуся чаще всего в сумерках из травы или подстилки. Это крики самцов, сражающихся за территорию и самок в брачный период, который растягивается практически на весь теплый сезон. Из мышевидных грызунов наиболее распространена рыжая полёвка. Её норки не имеют выбросов земли, как кротовые, а открываются на поверхности почвы отверстиями, от которых  тоннель уходит в почву под углом. Встречаются и следы питания рыжей полёвки – погрызенные шишки. При этом она не отрывает чешуйки от стержня как белка, и не расщепляет их как дятел, а наполовину сгрызает по всей поверхности шишки или отдельными неровными площадками.

Фауна беспозвоночных хоть и разнообразна, но сложна для изучения и наблюдения из-за своей скрытности. Здесь не встретишь, как на лугах, разноцветных порхающих по цветам бабочек, ведь и цветущих растений здесь не так много. Конечно, бабочки есть и в сосновом лесу, но это по большей части ночные виды, различные пяденицы, совки, коконопряды. Днём они предпочитают затаиться, полагаясь на свою маскировочную окраску, благодаря которой они сливаются с корой дерева, сухим листочком иди сучком.

 Первые насекомые, которые обращают на себя внимание – это муравьи. Муравейники рыжих лесных муравьев хорошо заметны в лесу и могут достигать диаметра более метра. Вокруг муравейника можно заметить целую сеть дорожек, по которым снуют маленькие лесные труженики. По одним из этих дорожек в муравейник доставляется строительный материал: сосновые иголки, мелкие веточки, кусочки коры, по другим – добыча: мелкие гусеницы, жуки и их личинки, комары, мухи.  А ещё одна крупная тропа уводит на соседнее дерево. Там у муравьев настоящее пастбище, только пасутся на нём не коровы и овцы, а тля. Тля высасывает соки растений и выделяет падь – сладкую жидкость. Эту падь и собирают муравьи, в своих зобах несут в муравейник, где делятся ей с товарищами и личинками. В свою очередь тля получает от муравьев охрану. В лесу много хищных насекомых, желающих полакомиться тлёй, это, например,  божьи коровки и златоглазка с нежными сетчатыми перламутровыми крыльями. Но муравьи атакуют любого, кто приблизится к их «стаду» – колонии тлей.

Немало можно узнать о насекомых леса, присмотревшись к стволам погибших деревьев. Стоит снять кусок сухой коры, и мы увидим целую сеть ходов под ней. Это следы насекомых-ксилофагов. Чаще других на стволах засыхающих или уже погибших сосен можно найти ходы жука из семейства короедов – малого соснового лубоеда. Ходы эти напоминают фигурную скобку с отверстием-выходом в центре. От главных ходов в стороны расходятся еле заметные тоненькие личиночные ходы, в конце каждого из них сидит маленький, до 2 мм, беленький червячок – личинка соснового лубоеда. Есть на стволах под корой и более толстые бесформенные ходы, уходящие вглубь древесины. Их оставили представители другого семейства  жуков – усачи, например черный сосновый усач или рагий чернопятнистый.

Многих беспозвоночных можно обнаружить в совсем старых сгнивших пнях или поваленных стволах: тут попадаются личинки жуков-щелкунов, называемые в народе проволочниками, личинки некоторых двукрылых, хищные многоножки – костянки и мирные безобидные многоножки – кивсяки. Там же встречаются и представители многочисленного семейства жужелиц, например жужелица черная лесная. Большинство жужелиц и их личинок – хищники, нападающие на мелких насекомых, живущих в подстилке. Есть и совсем странные жуки стафилиниды, в которых и жуков-то с первого взгляда признает не каждый, ведь их крылья и надкрылья сильно укорочены и не прикрывают длинное членистое брюшко. Большинство стафилинид, как и жужелицы, – хищники, обитающие в лесной подстилке, гниющих пнях и даже грибах.  Плодовые тела грибов вообще любят есть не только люди. «Червивый гриб» населён личинками грибного комарика, иногда там можно найти проволочников, а сверху шляпку гриба обгрызают слизни. Очень интересен слизень черно-синий, самый крупный и самый редкий из своих собратьев. Его длина может достигать 15-20 сантиметров.

Березовый лес

Березняки распространены на биостанции, но обычно берёза не является единственной лесообразующей породой, а произрастает вместе с елью, осиной, ольхой и другими деревьями. Также можно найти участки с густым кустарниковым ярусом и совсем без него, с богатым разнотравьем или с черничником. Соответственно и животный мир березняков наиболее разнообразен и богат.

В разреженных участках березняка, где хватает солнечного света, можно найти множество цветущих травянистых растений и их обязательных спутников – насекомых-опылителей. Низко гудят толстые пушистые шмели, обследуя один за другим цветы марьянника или клевера. На белых зонтиках купыря сидят пилильщики, осы, пчелы, мухи. Впрочем, несведущий человек может решить, что мух здесь нет, только осы и пчелы, ведь цветочные мухи, или журчалки очень искусно маскируются под жалящих насекомых, имитируя их желто-черные полоски, манеру передвигаться, и даже вытягивают вперёд две передние лапки, словно усики осы. Мало кто из птиц или хищных насекомых решится нападать на осу или пчелу, вооружённую жалом, а заодно никто не трогает и безобидных, но так похожих на них мух. Прилетают на цветы и бабочки: желтые крушинницы, белые боярышницы, пестрые перламутровки и шашечницы. И даже среди жуков есть те, кто любит полакомиться нектаром и пыльцой на цветах: многокоготники, зелёный усач-лептура, блестящие, словно изумруды, бронзовки, восковик перевязанный. Последний, кстати, тоже очень похож на толстую пчелу или шмеля, он покрыт пушистыми волосками и имеет рисунок с черно-желтыми полосками.

Не только на цветах можно встретить насекомых. Стоит внимательно посмотреть на любой куст или молодое деревце, и на его листьях мы увидим множество следов, оставленных насекомыми и их личинками. Вот на ольхе половина листьев, словно в кружево превращена. Остались только жилки от листа, а сам он весь съеден. Это работа ольхового фиолетового листоеда, небольшого блестящего жучка и его личинок – черных «червячков», которых без труда можно отыскать на листьях. Листоеды – целое семейство жуков, полностью соответствующих своему названию, ибо они без устали уплетают листья разных растений. На осине можно найти красного тополевого листоеда, на калине – калиновую козявку, на иве  - сразу с десяток разных  видов листоедов: и палевого, и синего, и скрытоглавов, а в траве сидят черные тысячелистниковые козявки, плоские зелёные щитоноски и переливающиеся всеми цветами радуги ясноточные листоеды. Кроме личинок листоедов, грызут листья гусеницы бабочек и похожие на них личинки пилильщиков. На молодой рябинке листья спутаны в комок паутиной, а в ней целый выводок сероватых пестрых гусеничек боярышницы. До осени они подрастут в своем паутинном гнезде, поедая листья, там же перезимуют, а весной окуклятся и превратятся в красивых белых бабочек. Бывают гусеницы с рогами на спине или голове, которые они выставляют в случае опасности, например бражники или гарпии. А бывают гусеницы целиком покрытые жесткими волосками, как травяной коконопряд. Если взять такую гусеницу в руку, волоски начнут обламываться, втыкаясь в кожу, вызывая жжение и зуд, поэтому мало кто из птиц способен на них охотится.

На листьях осины легко заметить красные шарики, словно выросли диковинные ягоды. Но  это свидетельство жизни насекомых-вредителей. Внутри шарика сидит малюсенькая белая личинка осиновой шаровидной галлицы, а сам этот шарик называется галлом. Образуются галлы на листьях, ветках, черешках разных растений, после того, как самки насекомых-галлообразователей отложат в ткань растения свои яйца. Выйдя из яйца, личинка выделяет из особые вещества, заставляющие ткань листа образовать вокруг неё нарост. Насекомое получает таким образом «и стол, и дом». Найти эти домики-галлы можно на самых разных растениях. Они бывают круглые, овальные, в виде рожков, выпуклин на листе, а самые красивые, так называемые «ивовые розы», получаются из-за деформации целого побега ивы. Образовывать галлы могут не только представители семейства галлиц, но и некоторые пилильщики, филлоксеры и другие. Личинки других мелких насекомых прогрызают ходы внутри листовых пластинок. Такие ходы называются минами, и выглядят они как извилистые ленты или  площадки, иногда занимающие значительную часть листа. Мины прогрызают гусеницы многих молей, минирующих мушек,  мелких жуков-слоников, пилильщиков. Кроме насекомых, питающихся листьями и зелёными побегами, есть и те, кто подгрызает корни, как личинки майского жука или усача толстяка ивового, есть питающиеся камбием стебля, например короед  берёзовый заболонник, и питающиеся древесиной, например, усач  макролептура торацика. Не меньше насекомых участвует и в переработке уже отмершей древесины. В гниющих берёзовых стволах поселяются жуки-чернотелки, берёзовые рогачики.

Просто удивительно, как при таком разнообразии и обилии насекомых-вредителей, деревья в лесу еще не погибли, а продолжают успешно расти! Всё дело в том, что есть у природы свои методы борьбы с вредителями и сохранения баланса. На армию насекомых вредителей есть не менее разнообразная и многочисленная армия хищников. Это уже упоминавшиеся ранее хищные жуки: божьи коровки, жужелицы, стафилиниды, а также насекомые из других отрядов: стрекозы, златоглазки, скорпионницы. И даже кузнечик, вопреки детской песенке, есть не только травку, а своими мощными зазубренными жвалами легко уплетает гусениц и личинок жуков. Встречаются хищники и среди мух, например, ктыри. Не менее активно истребляют  насекомых пауки. Одни из них, как крестовик, строят ловчие паутинные сети между ветвями кустов и деревьев, другие, как цветочные пауки, поджидают свою добычу в засаде, стараясь слиться с окружающими предметами, а потом внезапно хватают оказавшуюся поблизости жертву.  И совсем уникальным способом действуют наездники. Их самки имеют на конце брюшка тоненький острый яйцеклад. С помощью него наездники откладывают свои яйца в тела жертв, обычно гусениц или личинок жуков. Там из яиц выходят личинки и начинают свою жертву поедать изнутри. Какое-то время зараженная гусеница продолжает жить, питаться и даже расти, но после окукливания на свет выходит не красивая бабочка, а выводок наездников.

Не менее важна и роль птиц в деле истребления насекомых. Подавляющая часть лесных птиц весной и летом питаются насекомыми. Даже те виды, которые употребляют в пищу много семян, птенцов выкармливают только насекомыми и другими беспозвоночными. Таковы, например, дубоносы, зяблики, щеглы, дрозды, скворцы и многие другие. Ведь насекомые гораздо более питательны, чем семена, и лучше перевариваются в нежных желудках птенцов, что позволяет им за 10-15 дней гнездового развития в несколько раз увеличить свой вес и встать на крыло. Не ссорятся ли, не конкурируют ли между собой птицы за этот ценный кормовой ресурс? Как ни удивительно, но нет. И дело не только в обилии насекомых, в чем мы уже убедились, но и в специализации каждого вида птиц при добыче корма. Так, дрозды ищут пищу в лесной подстилке, пеночки – на  самых тонких ветвях кустарников и нижнего яруса деревьев. Чижи, длиннохвостые синицы и зелёные пересмешки обследуют верхушки крон, зяблики и большие синицы – относительно толстые ветки, а поползень и дятлы – стволы. Мухоловка-пеструшка хватает летающих насекомых, поджидая их на ветке-присаде, а вот обыкновенная кукушка и иволга могут есть волосатых гусениц, от которых отказываются все остальные птицы. Так что и пищи, и «работы» в лесу хватает всем насекомоядным видам.

Места для гнездования птиц в березовых лесах также могут быть разнообразны. Чаще всего можно обнаружить гнёзда, расположенные на земле и невысоко на кустарниках и деревьях. Не выше метра над землёй, в развилке нескольких веток в кустах ивы, бузины или крушины встречаются сплетённые из травинок чашеобразные гнёзда садовой славки. Они кажутся настолько хрупкими, просвечивающими, что даже удивительно, как выдерживают вес нескольких птенцов. В виде шалашика из травы с круглым боковым входом, под травяной кочкой или в основании деревца можно найти гнёздышко пеночки-веснички (теньковки). На невысоком пеньке, в основании кучи хвороста, а то и просто на кочке устраивает жилище дрозд белобровик.  А чуть выше, в полудупле или среди густых веток можно найти гнездо черного дрозда. Этот вид появился на биостанции совсем недавно. Раньше черные дрозды были весьма редки и даже занесены в Красную книгу Ярославской области. Но в последние годы численность их растёт, и теперь каждое летнее утро можно наслаждаться красивой мелодичной песней этой птицы. Некоторые птицы устраивают гнездо прямо на земле, в небольшой ямке с минимальной выстилкой. Чаще всего это выводковые птицы, птенцы которых покидают гнездо сразу после вылупления, например, вальдшнеп или рябчик. Выводки рябчиков затем легко можно обнаружить в лесу по характерному свисту, которым общаются молодые птицы. Они очень рано приобретают способность взлетать, и услышав тревожный свист товарищей, бросаются врассыпную громко хлопая крыльями. Вальдшнепов же проще всего наблюдать в сумерках, когда происходит ток, так называемая «тяга». С характерным «хорканьем» летают они парами кругами над лесом, над своим участком.

 Открыто расположенные гнезда обычный человек находит случайно, ведь они бывают прекрасно замаскированы. Зато птицы, гнездящиеся в дуплах, чувствуют себя более уверенно, и, проследив за ними, часто можно обнаружить их жилище. Всем известно, что дупла долбят дятлы. Их легко узнать по ровным краям и почти идеально круглой форме. В берёзовых лесах, кроме самого распространённого большого пёстрого дятла, гнездится и белоспинный дятел, и желна и седой дятел. Последний вид долгие годы был очень редок и лишь в последние пять лет стал восстанавливать свою численность и регулярно встречаться на биостанции. В старых березняках можно найти и множество естественных дупел, образовавшихся на месте прогнивших сучков, морозобойных трещин, сухобочин. В них охотно гнездятся многие птицы: обыкновенная горихвостка, мухоловка-пеструшка, большая синица, поползень, черный стриж, и даже утка – обыкновенный гоголь.

В самых глухих и малопосещаемых участках березняка устраивает гнездо обыкновенный канюк – один из самых многочисленных дневных хищников.  Гнездо это может достигать более метра в диаметре, состоит из толстых сучьев и располагается в верхней части самых старых и мощных деревьев. Так канюк обеспечивает своему потомству наибольшую безопасность и покой. Хотя гнездо канюка всегда располагается в лесу, охотиться он предпочитает на открытых пространствах, подолгу паря над полями и высматривая мышевидных грызунов. Иногда в укромных уголках леса на биостанции поселяются и более редкие хищники: обыкновенный осоед, ястребы перепелятник и тетеревятник, соколы дербник и чеглок. В большом дупле старой берёзы может гнездиться и крупный ночной хищник – серая неясыть, но неясыти повсюду редки и малочисленны.

Влажные почвы березняков с толстой лесной подстилкой создают благоприятные условия для обитания амфибий. Пройдя по лесным дорожкам в сумерки, можно во множестве встретить травяных и остромордых лягушек, вышедших на охоту. Нередки серые жабы, особенно любят они ночью собираться на участках, освещенных фонарями, ведь туда летят самые разные ночные насекомые, становящиеся лёгкой добычей амфибий. А с середины июля лес буквально наполняется малюсенькими жабятами, которые в это время расстаются со своей водной колыбелью. Иногда их так много, что невозможно сделать ни шагу, не наступив на нескольких из них. Увы большая часть этих малюток не доживет до осени, став добычей ежей, землероек, птиц или погибнув под колесами на дорогах.

Живородящие ящерицы, в отличие от амфибий предпочитают сухие и солнечные места: небольшие полянки, обочины дорог, разреженный древостой. Здесь они быстро прогреваются в солнечных лучах, чтобы отправится на охоту за пауками, слизнями, жуками и гусеницами. Во второй половине лета у них появляются детёныши, и тогда утром на одном пеньке или сухом поваленном стволе можно встретить целый выводок маленьких по 4-5 сантиметров длиной ящерок, ловящих первое солнечное тепло. В тех же местах обитает и другая ящерица -  веретеница ломкая. Она безнога, и люди часто принимают её за змею. Но веретеница – совершенно безобидное создание, питается в основном дождевыми червями, и своим узким ртом с мелкими зубами не способна даже ущипнуть за палец.

Несомненно, населяют березняки и млекопитающие от малой бурозубки, весом в несколько граммов, до огромных лосей, достигающих веса в полтонны. Среди грызунов наиболее многочисленны рыжая и обыкновенная полёвки, лесная мышь, а на участках, примыкающих к постройкам биостанции, встречаются домовые мыши. В темное время суток по дорожкам биостанции деловито снуют обыкновенные ежи. Если им не мешать, заставляя их сворачиваться в колючий клубок и сердито фыркать, можно проследить, как ёж ворошит длинной мордочкой листья в подстилке, принюхивается своим подвижным носам к лесным запахам и время от времени аппетитно чем-то хрустит и чавкает. Добычей его могут стать не только слизни, черви и жуки, но и мелкие лягушата, яйца и птенцы, мышата, ящерицы. В сумерки интересно бывает присмотреться и к темнеющему небу где можно заметить бесшумно кружащие над кронами тени  летучих мышей – двуцветных кожанов. Они охотники на летающих насекомых – ночных бабочек, жуков, ручейников. День кожаны проводят в дуплах, укрывшись от света и любопытных глаз.

Нередкими гостями в березняках биостанции становятся различные хищники. Ласка, горностай, черный хорь могут жить и размножаться даже в непосредственной близости от построек, но очень осторожны и редко попадаются на глаза.  Известны случаи устройства нор и размножения  на территории биостанции лисиц и енотовидных собак. А вот более малочисленные у нас в области барсуки забредают сюда реже, и лишь во время ночных поисков корма, на оголенных участках почвы потом можно обнаружить их пятипалые следы с длинными когтями, разрытые норы грызунов и муравейники. Следы питания и помёт крупных копытных  попадаются в березняках практически повсюду. Лосям особенно нравятся ивы и осины. Если зимой крупная осина упадёт, сломаная бурей или сильным снегопадом, весной мы найдём лишь чистый ствол без коры, с длинными продольными полосами от резцов лося. Эта кора была пиром для лосей в течение нескольких зимних дней. А на мелких ветвях того же поваленного дерева зачастую находятся следы от зубов зайца-беляка, бороздки от заячих зубов всегда короткие, широкие и немного захватывают древесину. В отличие от крупных копытных, зайцы не покидают территорию биостанции и летом, нередко молодые беляки среди дня запросто разгуливают среди студенческих домиков.

Ельник

Чистые ельники занимают небольшую долю лесов биостанции, но в них формируется совершенно особенное сообщество животных, чья жизнедеятельность тесно связана с елью. Есть целый ряд насекомых, питающихся на различных частях ели, от почек до корней. Хвою, особенно молодую поедают личинки обыкновенного елового пилильщика, гусеницы бабочки монашенки, а гусеницы еловой листовертки-иглоеда хвоинки минируют, то есть выгрызают изнутри. Почки изнутри выгрызают гусеницы еловой моли и елового почкового пилильщика, а снаружи их же повреждают некоторые жуки семейства долгоносики. Много на елях и сосущих насекомых, из-за которых хвоя желтеет и покрывается  белесым налётом: еловая ложнощитовка, еловая тля, хвойные червецы. Есть свои специфические вредители на шишках: личинки жуков-точильщиков, гусеницы некоторых пядениц и листоверток. Особенно распространена шишковая огнёвка – небольшая бабочка, гусеницы которой выедают в зелёных шишках семена. На поверхности таких шишек остаются потеки смолы, бурая труха и экскременты. Среди стволовых вредителей ели наиболее опасен короед-типограф. Он оставляет под корой ходы, расходящиеся звездой от центральной камеры. Массовое размножение типографов может вызвать гибель больших участков леса.

Семена ели являются ценным, массовым и легкодоступным кормом, привлекающим многих животных. Лесные мыши и рыжие полёвки получают доступ только к упавшим на землю шишкам, белки же, легко перемещаясь по деревьям, имеют возможность выбирать и срывать шишки сами. Поедают белки их, отрывая от стержня отдельные чешуйки, начиная с основания. В местах массового питания белок остаются целые площадки, усеянные оторванными чешуйками и оставшимися голыми стержнями – «беличьи столовые». Но главные потребители семян ели – различные птицы. Из дятлов наиболее тесно связан с елью большой пёстрый дятел. Зимой еловые семена  являются основным его кормом. Однако урожай ели сильно разнится год от года, а вслед за ним значительные колебания претерпевает и численность большого пёстрого дятла. В неурожайные годы он далеко мигрирует, спасаясь от бескормицы, в урожайные, наоборот, наблюдается подъём численности птиц из-за мигрантов из других областей. Но, пожалуй, самым специализированным поедателем еловых семян можно назвать клеста-еловика. Его клюв имеет специальную форму в виде загнутых перекрещенных щипцов, которыми очень удобно извлекать семена из шишки. Птенцы клеста выводятся, казалось бы, в самое неподходящее время – в феврале, среди заснеженных еловых лап, вьюг и морозов, но именно в этот период созревают семена ели, которыми клёст выкармливает своих птенцов, предварительно размягчая их в зобу.  Как и для большого пёстрого дятла, для клеста-еловика характерны сильные колебания численности по годам, в зависимости от урожая.

Многие другие виды птиц, населяющие ельники, употребляют в пищу семена ели лишь периодически, зимой и в ранневесенний период, когда основного корма (насекомых) не хватает. К таким птицам можно отнести желтоголового королька, буроголовую гаечку, синицу московку, снегиря. В летний же период эти птицы продолжают держаться в ельниках, гнездиться там, но питаются преимущественно насекомыми, пауками, или, как снегирь, почками и ягодами. Есть также комплекс видов, совсем не связанных с елью в питании, но всё же предпочитающих селиться именно в ельниках, причем в самых темных и глухих участках с большим количеством бурелома: обыкновенный крапивник, зарянка, зелёная пеночка, малая мухоловка. В более светлых участках, с молодыми густыми елочками любят селиться два замечательных певца: славка-черноголовка и певчий дрозд. Последний на вечерней и утренней заре оглашает округу своей замысловатой песней с какой-нибудь выдающейся над лесом макушки ели, а в дневные часы его сменяет флейтовый напев черноголовки.

Крупные млекопитающие посещают ельник редко: сложно пробираться среди густых колющих веток, да и в пищу кора и хвоя ели не пригодны. А вот мелкие хищники куница и ласка охотно селятся здесь вслед за своими жертвами – мышами, полёвками и белками.

Побережье Улеймы

Река Улейма не является частью территории биостанции, но непосредственно граничит с ней, и на узкой полоске побережья складывается специфическая фауна, чрезвычайно интересная и богатая, со многими редкими охраняемыми видами животных. Богатство прибрежной фауны объясняется прежде всего краевым эффектом экотона: на относительно небольшой площади соприкасаются лесной и водный ценозы, а также небольшие участки луговой растительности. Таким образом, здесь можно встретить представителей каждого из трёх экологических комплексов – лесного, околоводного и лугового, а также специфические «опушечные» виды, обитающие именно на границе биотопов.

Среди насекомых обильно представлены виды, чьё развитие проходит в воде: стрекозы, подёнки, ручейники. Подёнки и ручейники днём обычно неактивны, неподвижно сидят в траве, на ветвях прибрежных кустарников. Обе эти группы насекомых являются афагами, то есть не питаются во взрослом состоянии, используя запасы, накопленные в личинный период развития. Вся их короткая взрослая жизнь посвящена только размножению. Самки и самцы находят друг друга, спариваются, откладывают в воду яйца и умирают. Жизнь стрекоз длиннее, разнообразнее и более доступна для наблюдения, так как они – активные дневные хищники. Непосредственно у воды, среди тростника или осок перепархивают тонкие изящные голубые стрелки, изумрудно-зелёные лютки и красотки с металлически блестящим брюшком и синими крылышками. Дальше от воды улетают более мощные и крупные разнокрылые стрекозы, например, обыкновенная стрекоза, стрекоза дедка, а также самые крупные – коромысла.

Цветущие растения на хорошо освещенных и прогреваемых луговинах вдоль воды привлекают множество опылителей. Здесь можно найти те же виды, что и на лесных лужайках, но можно встретить и других насекомых. Например, нередки здесь черные аполлоны – бабочки, занесённые в Красную книгу Ярославской области. Если повезёт, можно увидеть махаона с причудливыми выростами на задних крыльях. А бабочки голубянки часто образуют скопления на влажной почве, откуда они высасывают влагу. Среди листогрызущих насекомых, также есть виды, связанные с околоводной растительностью, например, листоеды радужницы или долгоносик фрачник, получивший своё название за торчащие, словно фалды фрака, уголки надкрылый. Много у реки и тех насекомых, на которых обратят внимание даже люди, очень далёкие от изучения природы. Это кровососущие  комары и слепни. Их личинки также развиваются в воде, и сюда же прилетают взрослые, чтобы, подкрепившись, продолжить свой кусачий род. Роящиеся над водой насекомые – это просто пир для многих птиц. Днём носятся над водной гладью шумными стайками черные стрижи, городские и деревенские ласточки, гнездящиеся в соседних деревнях. В сумерках их сменяют козодои, сизые чайки, а также летучие мыши рыжие вечерницы.

Самыми многочисленными пернатыми жителями реки являются сизые чайки. Несколько пар этих птиц гнездятся в заросшем заливе, где можно наблюдать всю жизнь небольшой колонии. Часть взрослых птиц всегда находятся на страже около птенцов, они сидят на столбе, свисающей над водой сухой ветке или на плавающем бревне и зорко следят за всем, что происходит вокруг. Стоит только человеку, зверю или хищной птице оказаться рядом, сторожа срываются с места с громкими криками. Не проходит и минуты, как на этот крик появляются другие представители колонии, охотившиеся ниже по реке. И вот уже целая стая чаек носится над головой кругами, пронзительно орёт, а то и пикирует на потенциального обидчика. Мало кто рискнёт идти против такого натиска и искать забившихся в камыши птенцов.

В том же заливе можно встретить и выводки утят. Пушистые серые комочки проворно гребут лапками, выстроившись за уткой клином или  гуськом. Стоит попробовать подобраться к ним поближе, и эти комочки скрываются под водой. Пройдет минута-другая, и утята, словно поплавки, снова окажутся на поверхности, но уже где-нибудь подальше, около спасительных зарослей тростника, осоки, камыша. Из уток здесь чаще всего гнездится кряква. Реже встречается обыкновенный гоголь, ведь в отличие от всех остальных наших уток гнездится он не на земле, а в дуплах. А крупных дупел, способных стать жильём для утиного семейства всегда не много. Ещё реже отмечаются выводки мелкой утки чирка-свистунка. Если пройтись по берегу реки, ещё одна околоводная птица обязательно выдаст себя тонким трёхсложным свистом. Это кулик перевозчик, получивший свое название за привычку, будучи потревоженным, перелетать с берега на берег, и за голос, схожий со скрипом лодочных уключин.

Кроме сизой чайки, довольно часто встречаются на Улейме и её близкие родичи: озёрные чайки, отличающиеся темной головой, малые чайки с пепельно-серым исподом крыла и самые крупные из наших видов – сребристые чайки. Почти всегда над рекой можно заметить и крачек. Они несколько похожи на чаек, но мельче их, обладают более лёгким и маневренным порхающим полётом. Обычно встречаются белые с черной шапочкой речные крачки и темно-серые с белым надхвостьем черные крачки.  Высматривая с воздуха добычу, они затем резко пикируют в воду за мелкой рыбешкой или большим водным жуком. Иногда приходится наблюдать возмутительную картину, когда крупная чайка нападает на крачку, заставляя её выпустить из клюва свой улов. Как только рыбка начинает падать, чайка подхватывает добычу и удаляется, а крачке приходится начинать охоту с начала. Это явление не такое уж редкое в природе и носит названия клептопаразитизма.

Мелководные участки реки, заросшие высшей водной растительностью, привлекают на кормёжку очень многих птиц, особенно в периоды миграций или послегнездовых кочевок. Здесь регулярно появляются величественные серые цапли, многочисленные кулики, такие как чибисы, бекасы, черныши, улиты, веретенники, кроншнепы. Самым редким гостем можно считать кулика-сороку. Этот вид в Европейской части страны стремительно сокращает свою численность, крайне уязвим и занесён в Красную книгу России. Ниже по течению Юхоти недалеко от биостанции один из немногих участков его гнездования в Ярославской области. Стоит отметить и ещё один редкий охраняемый вид птиц, охотящийся Улейме, – скопу. Это крупный рыбоядный хищник, и хотя  скопы обычно располагают свои гнёзда вдали от водоёмов, в крупных лесных или болотных массивах, охотиться эти птицы летают на озера, разливы рек и водохранилища, богатые рыбой.

Не только среди птиц, но и среди млекопитающих, есть виды тесно связанные с водой. Самый крупный из них – речной бобр. Следы деятельности этого зверя можно заметить практически на любом участке берега. Это поваленные и частично съеденные деревья, и плавающие в воде, добела обгрызенные ветки, и  многочисленные тропы-вылазы. Не найти только нор, ведь входы в них находятся под водой. Лишь в годы с экстремально низким уровнем воды обнажаются бобровые жилища, но и тогда звери тщательно маскируют их, строя над входом длинный навес из веток. Самих бобров лучше всего наблюдать вечером, когда гаснут красивейшие улеймские закаты, или ранним туманным утром. В это время бобры деловито проплывают то вверх, то вниз по реке. На поверхности видно лишь коричневую усатую морду с маленькими прижатыми ушками да расходящиеся волны. Стоит напугать бобра, и он нырнёт, иногда тихо, а иногда, громко хлопнув по воде хвостом. Этот хлопок – сигнал тревоги для собратьев. Реже на Улейме встречается другой водный грызун – ондатра. В отличие от бобра, она предпочитает поедать не кусты и деревья, а мягкие травянистые и водные растения. Иногда попадаются её кормовые столики или следы на мягком прибрежном иле. Ещё более редки встречи с околоводным хищником  –  американской норкой, которая хорошо и охотно плавает, охотясь на рыбу, лягушек и водных беспозвоночных.

Обязательно нужно сказать об амфибиях, для которых Улейма является главным местом размножения. В её тихих заливах по весне нерестятся серые жабы, обыкновенные и гребенчатые тритоны. А летними ночами окрестности оглашаются громким кваканьем прудовых и озерных лягушек. Те и другие относятся к зелёным лягушкам, более тесно связанным с водоёмами, чем бурые, приходящие туда лишь на нерест. Зелёные же лягушки проводят в реке и большую часть своей взрослой жизни.

Все рассмотренные нами виды тесно связаны с водой – охотятся на водных обитателей, плавают сами, строят на воде свои жилища. Однако на берегах можно встретить и других животных, которые не имеют непосредственной связи с водой, не умеют нырять и плавать, но неизменно поселяются в прибрежной зоне.  Это множество мелких певчих птиц, в том числе белая трясогузка, камышовая овсянка, камышевка-барсучок. По влажным ивовым зарослям на берегах рек, словно соревнуясь в вокальном искусстве, устраивают ночные концерты соловьи и садовые камышевки. На прибрежную полоску луговой растительности прилетают кормиться и птицы, относящееся к лугово-полевому комплексу: желтые обыкновенные овсянки, красные, как спелые яблоки, обыкновенные чечевицы, пестрые щеглы и, словно надевший черную карнавальную маску, сорокопут жулан. Любят проводить время на берегу и  все врановые птицы – серые вороны, вороны, сороки, сойки. Особенно их привлекают стоянки рыбаков и туристов, где всегда можно найти что-нибудь съедобное.

Из хищных птиц наиболее типичен для прибрежной зоны черный коршун. Он легко отличается  в полёте от других дневных хищников по вырезанному «вилочкой» хвосту. Целый день курсирует коршун вдоль берегов, высматривая выброшенную на берег или раненую рыбу, тушки утонувших животных, птенцов и яйца околоводных птиц. Однако часто можно встретить охотящимся в пойме реки и других хищников: ястребов, канюков, полевого и болотного луней. Однажды был замечен совсем редкий для здешних краёв гость – малый подорлик.

Хорошо освещенные участки берега служат излюбленным местом охоты и отдыха рептилий. Днём в траве то и дело снуют живородящие ящерицы. Можно столкнуться на берегу и с опасной гостьей – обыкновенной гадюкой. Здесь преобладает черная форма, которую легко спутать с безобидным ужом. Однако, не так страшна и ядовитая гадюка. Если проявить осторожность, не наступать на неё и не пытаться схватить, она тихо уползёт по своим делам. Или уплывет, ведь эти змеи прекрасно плавают.

Складывается на прибрежных территориях и особое сообщество грызунов, не встречающееся в лесных биотопах. Водяные полёвки легко обнаруживаются по выброшенным из нор кучам земли. Эти кучи похожи на кротовины, но вход в нору находится не в центре кучи, как у крота, а сбоку от неё. Да и сами кротовины всегда ровные, все одинаковые, а выбросы водяных полёвок сильно варьируют, от маленьких, сантиметров в пять в диаметре, до огромных, достигающих в диаметре метра.  Также обитают на сырых прибрежных лугах полёвки-экономки,  обыкновенные и пашенные полёвки, и даже редкий малоизученный вид – лесная мышовка.

Любят прогуляться по берегу и более крупные млекопитающие. По утрам на прибрежной полоске песка часто обнаруживаются узкие аккуратные цепочки лисьих следов или следы енотовидной собаки с растопыренными пальчиками. Оба этих зверя не прочь полакомиться лягушками, выброшенной на берег рыбой, а при неудачной охоте не побрезгуют и моллюсками, и толстой личинкой стрекозы. Забредают на берег кабаны, копают сочные корневища рогоза, дудника, громко хрустя и чавкая в ночи. Лоси в летнюю жару спасаются в воде от перегрева и назойливых насекомых, а заодно охотно поедают водные растения. А зимой лоси приходят пировать в бобровые поселенья. Часто деревья, подгрызенные бобрами, застревают между соседними стволами. Бобрам до их веток никак не достать, а вот лосям – в самый раз. Да и упавшие стволы часто оказываются обглоданы лосями раньше, чем до них доберутся бобры.